БРИКС и «зеленая экономика»

29 July 2014

Экологическая ситуация и деятельность по охране окружающей среды в странах БРИКС имеют важное значение не только для устойчивого развития в них самих, но и для планеты в целом. Так, в России и Бразилии сосредоточено 40% мировых лесных массивов. Вклад природы стран БРИКС в устойчивость мировой биоты составляет до четверти общемирового показателя. В то же время на альянс приходится 33% общемирового потребления энергии и 37% совокупного объема выбросов от сжигания топлива.[1] Осознавая остроту экологических проблем на всех уровнях, от локального до глобального, правительства стран БРИКС работают над решением не только проблем экономического роста, социальной инклюзивности и борьбы с бедностью, но и над улучшением состояния окружающей среды.

Политика устойчивого развития в странах БРИКС

На национальном уровне практически во всех странах БРИКС осуществляются различные попытки интеграции принципов устойчивого развития в национальную политику. Частично эта деятельность стимулируется международными процессами, однако во многом это вызвано и осознанием важности проблем для развития самих стран, решения текущих экономических, социальных и экологических задач и сохранения ресурсов для будущих поколений.

В течение последних десятилетий Правительство Китая продемонстрировало настолько сильную приверженность принципам устойчивого развития и их реализации на практике, что многие эксперты говорят о «зеленой революции» в этой стране и превращении ее в мирового «зеленого» лидера. В стране разработана концепция устойчивого развития, где увязаны все три его компонента – экономический, социальный и экологический. Цели стратегии отражены во всех национальных планах. Правительство Китая оказывает беспрецедентную помощь переходу к устойчивому развитию в форме дотаций, субсидий, стимулирующих фондов, поддержки венчурного капитала, льготных кредитов, гарантий и щедрых налоговых льгот.

Примечательно, что Китай подготовил специальный доклад по оценке последствий присоединения страны к ВТО на экологическую ситуацию в стране, тем самым способствуя интеграции принципов устойчивого развития в торговую политику.

Индия также достигла больших успехов в интеграции принципов устойчивого развития в национальную политику. С начала 90-х годов принципы устойчивого развития стали включаться в процесс экономического планирования. В 2000-х годах эта работа получила дополнительный толчок и принципы устойчивого развития стали учитываться во всех последующих пятилетних планах, а также в работе по реализации Целей развития тысячелетия. В национальном экономическом планировании содержатся взаимосвязанные между собой планы, программы и инициативы, относящиеся к различным компонентам устойчивого развития. В Индии активно используется государственная поддержка, в том числе на НИОКР, субсидии и другие стимулы, например, такие инновационные инструменты, как схема сертификатов энергосбережения. Вводится система «зеленых» государственных закупок.

Вопросам устойчивого развития и «зеленой экономики» уделяется большое внимание и в Южной Африке. В 2008 г. Кабинет министров утвердил документ «Национальные рамки устойчивого развития», который зафиксировал новую идеологию в работе правительства, направленную на решение социальных и экономических вопросов и сохранение природных ресурсов. Позднее на этой основе был одобрен более комплексный документ – «Национальная стратегия устойчивого развития с планом действий на 2011-2014 годы (НСУР-1)».

Решение экономических, экологических и социальных проблем в их взаимосвязи занимает центральное место и в политике Бразилии. В 2002 г. была принята «Повестка дня на 21 век» для Бразилии, подготовленная на основе широких национальных консультаций. Хотя документ не получил статус официального, он имел важное значение, так как отражал общественное согласие о необходимости взаимосвязи трех компонентов устойчивого развития и устанавливал первоочередные действия, которые впоследствии были интегрированы в государственную политику, действия неправительственных организаций и бизнеса.

В России были попытки разработать Стратегию устойчивого развития, но до принятия официального документа дело не дошло. Тем не менее, в России предпринималось множество действий на разных уровнях по основным направлениям устойчивого развития.

Страны БРИКС принимают активное участие во всех основных процессах глобального сотрудничества – процессе «Рио», переговорах по вопросам климата, сохранения биологического разнообразия и других.

«Зеленая экономика»: видение БРИКС

В последние годы в мире получает все большее распространение концепция «зеленой экономики»,  означающая, по определению ЮНЕП, «систему видов экономической деятельности, связанных с производством, распределением и потреблением товаров и услуг, которые приводят к повышению благосостояния человека в долгосрочной перспективе, при этом не подвергая будущие поколения воздействию значительных экологических рисков или экологического дефицита». Для перехода к «зеленой экономике» предполагается использование широкого спектра экономических инструментов, направленных на стимулирование деятельности по улучшению состояния окружающей среды.

С самого начала эта концепция была с настороженностью встречена развивающимися государствами, которые высказывали опасения, что концепция будет использоваться развитыми странами как чисто экологическая и будет ограничивать возможности менее развитых стран осуществлять свои стратегии развития, расширять торговлю и решать социальные проблемы, в том числе вести борьбу с бедностью.

Страны БРИКС признают важность «зеленой экономики» и в целом поддерживают ее. Однако они разделяют и опасения развивающихся стран и считают, что эта концепция должна быть уточнена. В связи с этим в Делийской декларации БРИКС 2012 г. отражена позиция альянса по поводу концепции «зеленой экономики»: она должна трактоваться в более широких рамках устойчивого развития и искоренения бедности и должна представлять собой одно из средств реализации этих приоритетов, а не быть самоцелью. Правительства, по мнению лидеров БРИКС, должны иметь пространство для маневра в политике для того, чтобы они могли самостоятельно выбирать пути для достижения устойчивого развития с учетом специфики стран. «Мы не приемлем введение барьеров любого рода на пути торговли и инвестиций под предлогом создания «зеленой экономики», – отмечается в Декларации.

«Зеленая экономика»  и конфликты, связанные с торговлей

Количество торговых конфликтов, связанных с охраной окружающей среды, постоянно растет. В последнее время во многие нашумевшие конфликты такого рода были вовлечены и члены БРИКС.

Так, большой резонанс получили планы США и ЕС о введении пограничного углеродного налога на товары, произведенные в странах, которые не обеспечивают должного регулирования выбросов парниковых газов. Некоторые эксперты считают такие меры важными для сохранения конкурентных преимуществ в наиболее «грязных» отраслях стран-импортеров – металлургии, химической и цементной промышленности. Однако, по мнению ряда аналитиков, пограничные углеродные налоги прежде всего негативно затронут страны с быстро развивающейся экономикой: Бразилию, Китай и Индию. Правительства этих стран сделали ряд резких заявлений по этому поводу. Например, Министерство торговли Китая выразило мнение, что «подобная политика будет служить торговым интересам под видом защиты окружающей среды».

В то же время в ряде случаев за действия, связанные с решением экологических проблем, в протекционизме обвинялись сами страны БРИКС. Так, в 2005 г. Европейский союз оспаривал в ВТО меры Бразилии по ограничению импорта восстановленных автопокрышек. ЕС утверждал, что в реальности эти ограничения были вызваны не соображениями охраны здоровья населения, а скорее желанием защитить местных производителей автопокрышек. Другим примером может служить спор, инициированный в ВТО Соединенными Штатами по поводу специального фонда, созданного Китаем для субсидирования производителей ветряных турбин.

Таким образом, страны БРИКС заинтересованы в уточнении международных правил с тем, чтобы сделать торговлю двигателем устойчивого развития, а не ее тормозом. Альянс смог бы инициировать новые международные соглашения, способствующие переходу к «зеленой экономике» как в рамках ВТО, так и, возможно, за ее пределами. Примерами таких договоренностей являются соглашение об устойчивой энергетике, определяющее классификацию разрешенных субсидий с точки зрения устойчивого развития, соглашение об устойчивых инвестициях, а также механизмы гибкости относительно передачи «зеленых» технологий (аналогично механизмам передачи технологий в медицине). Обсуждение идей этих соглашений уже ведется, но до их разработки дело пока не дошло.

Выводы и рекомендации

Сотрудничество в области устойчивого развития и «зеленой экономики» представляется важным направлением взаимодействия между странами БРИКС. Это поможет не только более эффективно решить экономические, экологические и социальные проблемы государств-членов альянса, но и внести более весомый вклад в достижение глобального устойчивого развития.

Странам БРИКС необходимо активизировать работу по обмену опытом в области стратегического планирования устойчивого развития и применения инструментов «зеленой экономики», в том числе разработки механизмов ее финансирования. Страны могут многому научиться друг у друга в области стимулирования использования возобновляемых источников энергии, рыночных механизмов климатической политики и поддержки локальных инициатив. Важным направлением сотрудничества может стать создание совместной технологической платформы по развитию новых источников энергии.

Перспективными являются и совместные действия на международном уровне – как по «озеленению» ВТО, так и в ООН, в том числе по разработке и осуществлению Целей устойчивого развития. Важным является совместный поиск решений по отстаиванию национальных интересов, связанных с «зеленой экономикой», в торговых спорах.

Ольга Понизова – кандидат экономических наук, директор Центра «Эко-Согласие», член Национального комитета по исследованию БРИКС


[1] Ушаков И.В. Укрепление международно-политических позиций России в контексте экологической дипломатии в рамках БРИКС. Аналитическая записка. Москва, 2012.

This article is published under
29 July 2014
Сельскохозяйственный обзор ФАО-ОЭСР на 2014-2023 годы. ФАО, ОЭСР, июль 2014 В этой ежегодной публикации, подготовленной совместно экспертами Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (...
Share: 
29 July 2014
Еще лет 7-8 назад украинские потребители ничего не знали о том, что такое ГМО и что они могут входить в состав потребляемых каждый день продуктов. Сегодня размещение маркировки «без ГМО» на пищевой...
Share: