Вопросы государственного регулирования генетически модифицированной продукции в России

29 July 2014

В настоящее время сельскохозяйственная продукция, полученная путем генной инженерии (одним из методов биотехнологии), активно поступает на российский рынок. Широкое распространение получили так называемые генетически модифицированные (ГМ) или трансгенные культуры, в том числе генетически модифицированные сорта сои, кукурузы, рапса и хлопка.

Рынок генетически модифицированной продукции (ГМП), который является неотъемлемой частью общего рынка сельскохозяйственной продукции, должен находиться под пристальным вниманием государства. Для этого государство может использовать различные методы и инструменты регулирования.

В мировой практике создание, производство и оборот продукции сельскохозяйственной биотехнологии государство регулирует как административными, так и экономическими методами. Среди административных методов следует отметить запрет или одобрение выращивания ГМ-культур, прямой государственный контроль над монопольными рынками, защиту интеллектуальной собственности, разработку стандартов, необходимых для осуществления всех видов производственной и экономической деятельности, и контроль за их выполнением. К экономическим методам относятся субсидирование кредитных ставок, предоставление льготных кредитов, налоговых скидок и отсрочек по уплате налогов, а также меры инвестиционной политики и ускоренные схемы амортизации.

Правовая база

В России деятельность в сфере биотехнологий регулируют более 150 законов, постановлений и нормативных актов, в частности, Федеральный закон № 86-ФЗ «О государственном регулировании в области генно-инженерной деятельности» от 5 июля 1996 г. с изменениями и дополнениями от 2000, 2008, 2010 и 2011 годов. В регулировании, контроле и исследованиях задействован ряд министерств и ведомств.

Ожидалось, что с 1 июля 2014 г. вступит в силу постановление Правительства Российской Федерации от 23 сентября 2013 г. № 839 «О государственной регистрации генно-инженерно-модифицированных организмов, предназначенных для выпуска в окружающую среду, а также продукции, полученной с применением таких организмов или содержащей такие организмы», которое узаконило бы выращивание ГМ-культур. Однако его вступление в силу было отложено на 2017 г. постановлением Правительства РФ от 16 июня 2014 г. №548 «О внесении изменения в постановление Правительства Российской Федерации от 23 сентября 2013 г. № 839».

До настоящего времени 22 линии растений (таких культур, как кукуруза, картофель, соя, сахарная свёкла и рис), содержащих генно-модифицированные источники, разрешены для ввоза в Россию на пищевые и кормовые цели, однако выращивать ГМ-культуры можно было только на опытных участках.

По мнению ряда экспертов,[1] первый урожай ГМ-сои мог бы быть собран в 2016-2017 годах. Вместе с тем даже у российских научных центров (например, Центра биоинженерии) уже выведены сорта культур, полученных по ГМ технологиям, несмотря на длительный неофициальный мораторий на выращивание и низкое финансирование исследований по ГМО.

С одной стороны, продление моратория на выращивание ГМ-культур позволит стране избежать рисков и неопределенностей, связанных с окружающей средой и медициной. С другой стороны, отсутствие возможности коммерциализации научных разработок не позволяет осуществлять прикладные исследования и не стимулирует научные исследования, что приводит к отставанию в этой отрасли. Опасения заключаются в том, что, возможно, мы недооцениваем возможности генной инженерии, как в прошлом веке недооценивали возможности науки генетики, и, как результат, достижениями «зеленой» революции воспользовались другие страны.

Регистрация ГМП

Регистрация продукции генной инженерии осуществляется рядом федеральных органов исполнительной власти: Минздравом (изготовление лекарств), Росздравнадзором (медицинские изделия), Роспотребнадзором (продукты питания) и Россельхознадзором (корма для животных). Готовые свидетельства Минздрав России будет вносить в специальный реестр ГМО и продукции, полученной с их использованием.

Вместе с тем в рамках региональной политики могут применяться региональные меры регулирования рынка в соответствии с потребностями местных хозяйств. Например, компания «Эфко» с крупнейшим в стране заводом по переработке сои не переходит на ГМ-сою, так как потребителями их соевого шрота являются мясные предприятия Белгородской области – зоны, относящейся к 14 регионам, свободным от генетически модифицированных организмов (см. сайт gmofree.ru).

Оборот ГМП в России

Российская Федерация широко вовлечена в мировую торговлю. По данным Минсельхоза России, импорт сельхозпродукции, сырья и продовольствия достиг в 2013 г. 41,9 млрд долл. США.[2] В страну завозится большое количество пищевого сырья и продовольствия, содержащего генетически модифицированные ингредиенты, однако точные цифры не известны, поскольку таможенные органы не выделяют отдельные статистические данные по ГМП. Тем не менее, очевидно, что доля ГМП или продукции, содержащей генетически модифицированные ингредиенты, возрастает. С 1996 г., когда в мире впервые посеяли семена ГМ-культур, площади, занятые ими, выросли до 175 млн гектаров в 2013 г. (более 11% от всех мировых посевных площадей). Более того, в США 85% кукурузы, 91% сои и 80% сахарной свеклы – генно-модифицированные.

По данным Роспотребнадзора, наиболее часто генетически модифицированные источники встречаются в содержащих сою продуктах: мясной продукции – 17,7%, хлебобулочных и мукомольно-крупяных изделиях – 16,7% и соевых продуктах – 16,4%. При этом о наличии генетически модифицированных ингредиентов в продуктах потребитель, как правило, не информируется.

Маркировка ГМП

С 2002 г. в России действует постановление Минздрава России об обязательной маркировке продовольственных ГМП, содержащих более 5% генетически модифицированных компонентов. Однако, по данным Госсанэпидемнадзора, в 2003 г. около 40% такой продукции остались немаркированными. Сложившаяся ситуация требовала совершенствования нормативно-правовой базы.

В 2007 г. в законодательство были внесены дополнения об обязательном информировании потребителей о наличии в продуктах питания компонентов, полученных с ГМО, если содержание указанных организмов составляет более 0,9%. Таким образом, Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» был гармонизирован с требованиями Европейского союза по маркировке пищевых продуктов, полученных из ГМО. Согласно Директиве Европейского парламента и Европейского совета от 22 сентября 2003 г. № 1829/2003 «О генетически модифицированной пище и кормах», с апреля 2004 г. в странах-членах Европейского союза действует 0,9% пороговый уровень для маркировки пищевых продуктов, полученных из ГМО.

Система оценки безопасности ГМО

В настоящее время система оценки безопасности ГМП в России считается одной из самых строгих в мире. Она охватывает более широкий спектр исследований, чем в других странах (например, в США и Евросоюзе), и включает в себя длительные токсикологические исследования на животных – 180 дней (в Евросоюзе – 90 дней), а также применение современных методов анализа, таких как определение генотоксичности, геномный и протеомный анализы, оценку аллергенности на модельных системах и рассмотрение многих других дополнительных факторов, гарантирующих безопасность регистрируемых пищевых продуктов, полученных из ГМО.

В работу по оценке безопасности ГМО вовлечены ведущие медицинские и сельскохозяйственные научно-исследовательские учреждения: ФГБУ «НИИ питания» РАМН, ФГБУ «НИИВС им. И.И. Мечникова» РАМН, ФГБУ «НИИ фармакологии им. В.В. Закусова» РАМН, ФГБУ «ИБМХ» РАМН, ФГУН «ФНЦ гигиены им. Ф.Ф. Эрисмана», ФГУН ЦНИИ эпидемиологии, ГНЦ прикладной микробиологии и биотехнологии Роспотребнадзора, ГОУ ВПО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова, ФГБУ «НИИЭМ им. Н.Ф. Гамалеи», Центр «Биоинженерия», Всероссийский научно-исследовательский институт зерна и продуктов его переработки РАСХН, ФГБОУ ВПО «МГУПП».

Российская система государственного регулирования в отношении использования ГМП для пищевых целей включает решение таких вопросов, как наличие законодательной, нормативной и методической баз, регулирующих оценку безопасности и контроль за оборотом ГМП, а также обеспечение контроля за оборотом этой продукции на продовольственном рынке страны.

Государственное стимулирование генной инженерии

Следует отметить, что те меры государственной политики, которые применяли зарубежные страны для развития фундаментальной и прикладной генной инженерии, Россия не использует. В связи с этим и научный потенциал страны в этой сфере не был реализован. Теперь России придется догонять остальные государства.

Далее приведены примеры мер, которые сыграли существенную роль в развитии сельского хозяйства и оказали значительное влияние на создание  рынка ГМП. На наш взгляд,[3] их необходимо активно использовать Российской Федерации.

1. Основной толчок для развития сельскохозяйственной биотехнологии в США дало патентное право. Можно сказать, что гарантированное государством право частной компании на часть прибыли от научной продукции, разработанной на ее финансовые средства, совершило революцию. Частные компании инвестируют в биотехнологии крупные финансовые средства, потому что они уверены в безусловной защите своих новых продуктов и технологий. Поэтому защита интеллектуальной собственности является одним из наиболее эффективных способов стимулирования инноваций частного сектора в развитии биотехнологической продукции.

2. В то же время государство должно не допустить монополизма частного инвестора. Обеспечивая альтернативные источники биотехнологической продукции, общественные институты могут помочь выйти на рынок мелким и средним компаниям, которые не имеют возможностей полностью оплатить создание биотехнологического продукта. Даже при все увеличивающейся роли частной науки, защищающей свои разработки патентами, государственная наука может играть очень важную роль, например, в разработке и применении стратегии работы на рынке страны (совместные предприятия, лицензирование сегментов рынка и др.), защите общественных интересов при внедрении новых технологий, а также в создании благоприятной среды для частных инвесторов в этой сфере, не всегда привлекательной из-за возможного риска и малого объема рынка.

3. Финансовая помощь, причем как биотехнологических компаний, так и сельхозтоваропроизводителей, стимулирует развитие биотехнологий. Такая поддержка осуществляется, в частности, через субсидии, гранты, инвестиции, венчурный капитал и фонды.

4. Развитию биотехнологий также содействуют налоговые льготы. В США в 1983-1984 гг. биотехнологическим компаниям стало доступно более 1 млрд долл. США благодаря налоговым послаблениям. В результате сотрудничества в НИОКР на базе ограниченного партнерства такие компании могут возмещать до 85% первоначальных инвестиций. В Великобритании при коммерциализации научной разработки списывается до 100% затрат на НИОКР, что снижает обязательства компании по корпоративному налогу. Величина корпоративного налога является инструментом регулирования, способствующим запуску новых продуктов на рынок. 

5. Для повышения коммерциализации НИОКР страны способствуют созданию наукоградов. В США биотехнологические фирмы, как правило, размещаются вблизи университетов, что способствует концентрации усилий специалистов и созданию инновационной среды, необходимой для достижения технологических прорывов в области биотехнологии. Почти каждый американский университет занимается какой-либо биотехнологической проблемой по безвозмездным грантам.

6. Доступ к научным достижениям, грантам и программам исследований международных организаций и фондов.

7. Важной формой государственного регулирования рынка в сфере агробиотехнологий является государственная система мониторинга разработки, производства и продажи ГМП. Именно такая система, состоящая из процедур выдачи разрешений, лицензий и тестирования, позволяет государству выполнять его экономическую функцию по обеспечению правовой основы и социального климата, а также способствует эффективному функционированию рыночной экономики и обеспечению прав гражданина на свободу выбора, безопасное продовольствие и благоприятную экологическую среду. Анализ показывает, что государственное регулирование производства генетически модифицированных растений в большинстве стран охватывает всю цепочку: от планирования лабораторных экспериментов до международного маркетинга.

8. Сотрудничество с объединениями потребителей, информирование населения, учет общественного мнения – неотъемлемая часть системы государственного регулирования ГМП.

Заключение

Рынок продукции с использованием ГМО подлежит государственному регулированию. Ожидается, что с 2017 г. в России законодательно разрешат выращивание ГМ-культур.[4] Отсутствие возможности коммерциализации научных разработок замедляет исследования по данной научной деятельности, что может привести к отставанию в рейтинге стран. Исследовано и одобрено к применению несколько видов трансгенных продуктов. В России система государственного регулирования использования ГМП для пищевых целей достаточно строгая.

В то же время используемые в мировой практике механизмы государственного регулирования рынка ГМП изучены недостаточно и только некоторые из них применяются в нашей стране. Поэтому для России очень важно совершенствовать государственную политику в области регулирования рынка ГМП.

Екатерина Макарова – кандидат экономических наук, доцент кафедры управления и экономики агробизнеса Российского университета дружбы народов

 


[1] «Россию засеют ГМО», «Ведомости», 9 декабря 2013 г.

[3] Макарова Е.П. Рынок сельскохозяйственных генетически модифицированных продуктов и особенности его регулирования. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Москва, 2005.

This article is published under
29 July 2014
Еще лет 7-8 назад украинские потребители ничего не знали о том, что такое ГМО и что они могут входить в состав потребляемых каждый день продуктов. Сегодня размещение маркировки «без ГМО» на пищевой...
Share: 
29 July 2014
В Европейском союзе и США используются диаметрально противоположные подходы к регулированию ГМО: в то время как в Европе действует мораторий на продукты, содержащие ГМО, в США многие такие товары...
Share: