ГМО: реальные и потенциальные риски

29 July 2014

Вокруг вопроса ГМО разгораются жаркие дискуссии. Сторонники генной инженерии считают это направление революционным и экономически эффективным способом решения важнейших проблем человечества, связанных со здравоохранением, развитием сельского хозяйства, адаптацией к изменению климата, борьбой с бедностью и голодом. Противники ГМО утверждают, что ГМ-продукты связаны с рядом существенных рисков, и выступают за ограничения в  использовании таких товаров.[1]

ГМО: польза или вред?

Представляют ли генетически модифицированные пищевые продукты угрозу для здоровья людей? Отвечая на этот вопрос, Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) указала, что различные ГМО включают различные гены, вводимые различными путями. Это означает, что оценку отдельной ГМ-продукции и ее безопасности следует проводить на индивидуальной основе и что нельзя делать общие заявления о безопасности всех ГМ пищевых продуктов.

Проведенные исследования, в том числе “Modern food biotechnology, human health and development: an evidence-based study” ВОЗ и “The International Regulation of Genetically Modified Organisms: Importing Caution Into the U.S. Food Supply” Дебры Страус, указывают, что ГМ пищевые товары могут нести в себе потенциальный риск для здоровья человека. Существуют данные, что ГМ-продукты могут вызывать угнетение иммунитета, острые нарушения функционирования человеческого организма, в том числе аллергические реакции и метаболические расстройства. В результате употребления ГМ-продукции может появиться устойчивость патогенной микрофлоры человека к антибиотикам. Нарушение здоровья человека также может быть вызвано накоплением в его организме гербицидов. По мнению ряда экспертов, ГМ-продукция может содержать меньше полезных для людей веществ по сравнению с традиционной продукцией. Кроме того, эксперты отмечают, что использование продуктов, содержащих ГМО, может иметь отдаленный канцерогенный и мутагенный эффекты.

По мнению многих экспертов и общественных активистов, использование ГМО несет значительные экологические последствия:

- разрушение естественных экосистем. Быстрорастущие виды ГМО вытесняют другие сорта растений и породы животных – не только там, где они непосредственно выращиваются, но и вокруг;

- проявление непредсказуемых новых свойств трансгенного организма из-за множественного действия внедренных в него чужеродных генов. Причем существуют риски отсроченного, проявляющегося через несколько поколений, изменения свойств;

- возникновение организмов-мутантов (например, сорняков) с непредсказуемыми свойствами. Неконтролируемый перенос генных конструкций возможен вследствие переопыления ГМ-растений с дикорастущими родственными и предковыми видами;

- поражение нецелевых насекомых и других живых организмов. Например, ГМ-рапс, переопылившись в Канаде с дикими близкородственными видами, распространился как «суперсорняк». Божьи коровки, которые питались тлями, жившими на ГМ-картофеле, становились бесплодными.

Также существует точка зрения, что с модифицированными культурами связан целый ряд агротехнических и сельскохозяйственных проблем:

- загрязнение традиционных сортов трансгенами;

- появление новых устойчивых форм сорняков и вредителей и повышение их численности;

- переход старых вредителей на новые культуры;

- угнетение полезных насекомых;

- нарушение естественного плодородия почв в связи с тем, что ГМ-растения в значительно большей степени, чем обычные, истощают почву и нарушают её структуру, а также негативно влияют на жизнедеятельность почвенных беспозвоночных, почвенной микрофлоры и микрофауны;

- рост использования химикатов;

- снижение сортового разнообразия сельскохозяйственных культур в результате массового применения ГМО, полученных из ограниченного набора родительских сортов;

- ограничение развития таких передовых форм ведения сельского хозяйства, как органическое сельское хозяйство.

Специалисты отмечают наличие социально-экономических рисков, сопряженных с ГМО. Компании, производящие ГМ-семена, такие как «Монсанто», «Доу кемикалс», «Новартис», «Авентис», «Дю Понт», доминируют на рынках развивающихся стран. Критики ГМО утверждают, что эти транснациональные компании, действуя под прикрытием лозунгов о борьбе с голодом, бедностью и болезнями, продолжают производить различную химическую продукцию, включая пестициды, которые продаются в одном «технологическом пакете» с семенами устойчивых к ним ГМ-культур. К тому же существует ряд исследований, в том числе “Genetically Engineered Crops for Pest Management in U.S. Agriculture”, ставящих под сомнение утверждения транснациональных компаний об экономических преимуществах выращивания ГМ-культур, в частности, о повышении урожайности и увеличении доходов фермеров.

Не оправдал себя и тезис о роли ГМО в решении проблемы искоренения голода. Стало очевидно, что проблема не столько в отсутствии продовольствия, сколько в низкой покупательной способности населения. Такая бедная страна, как Замбия, отказалась от гуманитарной помощи, содержащей модифицированное зерно, поскольку не была уверена  в необходимости трансгенов даже для решения проблемы голода.

Еще одним дискуссионным вопросом являются проблемы собственности, патентования и обеспечения доступа к новым продуктам и технологиям их получения. Западные биотехнологические компании патентуют большое количество ГМ-культур, а фермеры, которые выращивают их, не имеют контроля над посевным материалом и должны выплачивать «технологическую плату». Фермерам не разрешается сохранять или использовать семена повторно. Особую остроту проблеме придала разработка  «терминаторных технологий», позволяющих компаниям-производителям продавать ГМ-семена, которые не воспроизводятся, а самоуничтожаются после одного урожая. Это еще больше ставит под угрозу жизнеобеспечение фермеров и мировую продовольственную безопасность.

Эксперты отмечают, что с бесконтрольным применением генной инженерии возрастает угроза биотерроризма. Например, гены патогенных микроорганизмов могут быть встроены в геном растений, использующихся как сырье для производства кормов и/или продуктов питания.

Кроме того, с использованием ГМО связан и ряд этических вопросов. Этично ли изменять генную структуру растений и животных для получения прибыли? Этично ли манипулировать генами, не будучи уверенным в последствиях? Обладают ли нынешние генные инженеры высокой профессиональной этикой? Достаточно ли доступна информация об их деятельности для общества? Насколько непредвзято и вне зависимости от интересов компаний-производителей ГМ-продукции действуют эксперты, изучающие существующие или потенциальные угрозы использования ГМО?

Сторонники ГМО называют вышеприведенные аргументы «мифами». Их противники указывают, что для получения неоспоримых доказательств этих тезисов требуются глубокие комплексные исследования, проводимые в течение длительного промежутка времени. Коммерческое же использование ГМО началось сравнительно недавно, и такие исследования, даже при наличии желания и ресурсов, осуществить было невозможно. В то же время опасения, связанные с ГМО, высказываются широким кругом экспертов, общественных активистов и представителями таких уважаемых международных организаций, как ВОЗ и Продовольственная и сельскохозяйственная организация (ФАО). Мировое сообщество, официально признав в международных документах (в частности, в Конвенции по биологическому разнообразию) важность принципа предосторожности, не может игнорировать эти аргументы. Тем более, учитывая, что серьезного научного опровержения тезисов о рисках ГМО нет. Поэтому требуется острожное отношение к проблемам развития и регулирования их использования.

Международные экологические соглашения

В материалах этого выпуска (на стр. 9) освещаются соглашения ВТО, которые  регулируют торговлю ГМ-продукцией. При этом отмечается важная роль международных стандартов при разработке правил, регулирующих импорт товаров, в том числе содержащих ГМО. По мнению ряда экспертов (в частности, из Международного института устойчивого развития), для обоснования национальных мер по контролю за использованием ГМО страны могут и должны активнее использовать уже существующие многосторонние конвенции по охране окружающей среды и доступу к экологической информации.

Прежде всего, речь идет о Картахенском протоколе по биобезопасности к Конвенции о биологическом разнообразии, вступившем в силу в 2003 году. Это международное соглашение о мерах и процедурах, необходимых для безопасного перемещения через государственные границы, переработки и применения продуктов современной биотехнологии.

Необходимость Протокола была вызвана осознанием того, что, хотя достижения биотехнологии и открывают большие перспективы для благосостояния человечества, их следует применять с определенной осторожностью, чтобы не нанести вреда окружающей среде и здоровью человека.

В Протоколе содержатся правила и процедуры по безопасному перемещению, обработке и применению ГМО, направленные на защиту здоровья человека и охрану экосистем. Также представлен комплекс мер, необходимых при намеренном введении ГМО в окружающую среду (так называемая процедура «заблаговременного обоснованного согласия») и при использовании ГМО в качестве пищи, корма для животных или для производства непищевой продукции. Страны-участницы Протокола обязаны гарантировать, что при обработке, упаковке и транспортировке ГМО соблюдаются меры безопасности. Поставки ГМО за границу должны сопровождаться соответствующей документацией. Все это необходимо для того, чтобы государства, которые собираются импортировать ГМО, могли получить всю необходимую информацию, прежде чем принять обоснованное решение о том, разрешать ли импорт ГМО, а также чтобы быть уверенными в том, что они смогут обеспечить безопасные условия для их обработки.

Страна-импортер принимает решение о допуске продукции на основании научно достоверной оценки риска. Для этого в Протоколе установлены принципы и методы проведения оценки риска. Если по рассматриваемому вопросу нет достаточной научной информации, то страна-импортер, принимая решение об импорте ГМО, может применить «принцип предосторожности» и отказаться от импорта или отсрочить принятие решения. Протокол обязывает стороны принимать все необходимые меры для урегулирования любых потенциальных опасностей, выявленных в процессе оценки рисков, а также осуществлять необходимые действия при случайном проникновении ГМО в окружающую среду.

К настоящему времени из стран ВЕКЦА к Картахенскому протоколу присоединились Армения, Азербайджан, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Украина и Таджикистан.

Важное значение имеет и Конвенция ЕЭК ООН о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды (Орхусская конвенция). Конвенция вступила в силу в 2001 г., а в 2005 г. в ее текст были внесены изменения для обеспечения участия общественности по вопросам, относящимся к ГМО. Сторонами Орхусской конвенции являются все страны региона ВЕКЦА, кроме России и Узбекистана.

В 2010 г. был принят Нагойско-Куала-Лумпурский дополнительный протокол об ответственности и возмещении к Картахенскому протоколу по биобезопасности. Из стран ВЕКЦА его подписали Украина и Молдова.

Важно отметить, что эти международные экологические соглашения не заменяют правила ВТО, но предоставляют странам дополнительную возможность обеспечить свою биобезопасность.

Источники:   сайт www.biosafety.ru; материалы «Эко-Согласия», Альянса СНГ «За биобезопасность», Международного института устойчивого развития; Интернет-журнал «Коммерческая биотехнология», О Картахенском протоколе по биобезопасности - для «чайников»


[1] Реальные и потенциальные последствия использования ГМО суммированы в публикациях: FAO,  «Weighing the GMO arguments: against», 2003 г.; Иван Игнатьев, Илья Тромбицкий, Анжела Лозан, «Генетически модифицированные организмы и обеспечение биологической безопасности», 2007 г.;  «ГМО: контроль над обществом или общественный контроль?» Экологический клуб «Эремурус», 2005 г.

 

This article is published under
29 July 2014
В Европейском союзе и США используются диаметрально противоположные подходы к регулированию ГМО: в то время как в Европе действует мораторий на продукты, содержащие ГМО, в США многие такие товары...
Share: 
29 July 2014
Вопрос о том, насколько правила ВТО регулируют торговлю сельскохозяйственной и пищевой продукцией, содержащей генетически модифицированные организмы (ГМО), представляет особый интерес для стран...
Share: