Таможенный союз: Кыргызстан перед трудным выбором

30 May 2010

Какие плюсы и минусы таит в себе Таможенный союз для Кыргызстана? Какие перспективы у Кыргызстана, что ждет его производителей, потребителей и экономику в целом? Об этом в интервью «Мостам» рассказал директор Фонда экономических исследований «Проект будущего» Аскар Бешимов.
 
Как известно, с 1 января 2010 г. начал действовать Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана. Кыргызстан выразил желание присоединиться к данному объединению в перспективе. Как Вы оцениваете позиции Кыргызстана в данном направлении?
 
– Перспектив для Кыргызстана на самом деле немного. Прежде всего, надо сказать, что я согласен с мнением многих экспертов о Таможенном союзе (ТС) как политическом продукте со слабой экономической аргументацией. Если вступление Кыргызстана в эту организацию будет рассматриваться с точки зрения еще одной политической единицы и открытия возможности присоединения в будущем Таджикистана (который не имеет общих границ со странами ТС), тогда, естественно, экономическая составляющая в учет браться не будет. А она, по моему мнению, следующая.
 
Вступив в ТС, Кыргызстан фактически присоединяется к таможенной политике России, потому что 92% Единого таможенного тарифа – тариф РФ (средний таможенный тариф ТС – 10,6%, а у Кыргызстана – 5,1%). Высокая пошлина призвана защищать российское производство от более дешевого и качественного импорта. Кыргызстан – страна с неразвитым сельским хозяйством, практическим отсутствием промышленности, без перерабатывающих отраслей и крупных экспортно ориентированных производств. Мы не имеем собственных месторождений минерального сырья (нефти, газа). Экономика построена на реэкспорте китайских товаров, поступлениях денежных средств от мигрантов, добыче золота, продаже электроэнергии, немного на швейном производстве и экспорте сельскохозяйственной и животноводческой продукции. Нам некого защищать. Нам нужно обеспечить население дешевым и качественным товаром импортного производства. Согласно официальной статистике, товарооборот Кыргызстана со странами ТС (в основном с Казахстаном и Россией) составляет 47% импорта и 31% экспорта от общего товарооборота. Если же учитывать теневую экономику, эти показатели намного ниже. К примеру, по статистике КНР, китайский экспорт в Кыргызстан в 2008 г. составлял 9,2 млрд долл. США, по данным Кыргызстана – 770 млн долл. США. Эта огромная разница впечатляет. То есть за последние 10 лет российская или казахская продукция перестала быть превалирующей и население уже привыкло к импортным товарам.
 
Теперь такой товар будет существенно дороже. Вследствие ограничений иностранного импорта из стран, не являющихся членами ТС, население будет вынуждено переходить на российскую продукцию более низкого качества, энергоемкую и дорогую по сравнению с зарубежными аналогами. Между Кыргызстаном и странами ТС существует зона свободной торговли, предусматривающая взаимную нулевую пошлину на товары. Поэтому ТС не вносит кардинальных перемен в экономическое сотрудничество с Кыргызстаном, кроме продвижения российских товаров на наш рынок.
 
Также надо учитывать, что экономика Кыргызстана существенно меньше экономик Казахстана, Беларуси, не говоря уже о России. Очень велика разность экономических систем участников ТС: если Россия и Казахстан развивают свои экономики по либеральным принципам, то Беларусь живет в условиях государственного капитализма, где доля частного сектора весьма мала и свободной торговли не наблюдается. И когда говорят, что ТС создается по примеру ЕС, где есть несколько крупных лидеров и они уравнивают друг друга, можно только улыбаться. Как Кыргызстан может отстаивать свои национальные интересы в рамках ТС, если решения принимаются большинством голосов при следующих квотах: Россия – 57%, а Казахстан и Беларусь по 21,5%? Поэтому Кыргызстану следует ожидать, что структура и деятельность ТС направлена на выгоды для более крупных членов. Фактически, при вступлении в ТС, Кыргызстан потеряет возможность определять торговую и бюджетную политику страны.
 
ТС уже оказывает серьезное влияние на экономику Кыргызстана. Период транзитной торговли китайскими товарами как одной из крупнейших статей поступления денежных средств в Республику подходит к концу. Схема простая: на все товары, завозимые из КНР в Кыргызстан, вне зависимости от номенклатуры и названия, взималась таможенная пошлина по ставке 0,15 центов за 1 кг, что существенно ниже всех стран СНГ, и далее товары уходили в страны ТС. С 1 января 2010 г. Казахстан и Россия принимают все более жесткие меры по пресечению реэкспорта из Кыргызстана (например, Казахстан усилил таможенный контроль, начал установление колючей проволоки в горных местах). А так как государственные доходы в Кыргызстане значительно зависят от импортных пошлин и НДС, снижение импортных поставок из Китая и других стран вызовет серьезное сокращение доходов в бюджет. Зависимость Кыргызстана от доходов с импорта сопоставима с зависимостью России и Казахстана от экспортных доходов.
 
Конечно, сокращение реэкспорта в Казахстан и Россию ударит по занятости населения Республики. Из 5 млн населения страны около 800 тысяч людей так или иначе связаны с базарами, которые на 90% и более работали на казахских и российских потребителей. Этот процесс уже идет.
 
– Один из плюсов в создании ТС – открытие огромного рынка сбыта. Как Вы думаете, будет ли вступление Кыргызстана в ТС способствовать развитию отечественного производства?
 
– Сейчас население ТС составляет около 170 млн (в европейской части около 145 млн и в азиатской – 25 млн). Логичнее и дешевле открывать производство ближе к рынкам сбыта – это законы бизнеса. Соответственно, производство будет наращиваться в европейской части ТС. Какой смысл инвестору что-то делать в Кыргызстане или Казахстане и потом еще тратиться на дорогу? Существующее в Кыргызстане производство носит локальный характер и в принципе не готово к конкуренции. А для серьезных инвесторов рынок Республики не представляет какого-либо интереса ни по размерам, ни по потенциалу и географическому расположению.
 
Конечно, есть несомненный плюс в ТС для Кыргызстана, ибо он поставил Республику перед выбором – жить и строить новую структуру экономики без «серых зон», определиться со своей ролью и местом на постсоветском пространстве, легализовать теневые потоки финансовых средств или попытаться вступить в ТС и выполнять все его требования, не влияя на его формирование.
 
– Предположим, что Кыргызстан вступил в Таможенный союз. Как это отразится на простых людях и потребительском секторе страны?
 
– Больше всего пострадают кыргызские потребители. Поскольку средний тариф увеличится более чем в 2 раза, вырастут цены на импортные товары. По данным исследования «Последствия вступления Кыргызстана в Таможенный союз РФ, РК и РБ», проведенного экспертами фонда «Проект будущего» при поддержке USAID и фонда «Евразия Центральной Азии», импортные лекарства подорожают на 10%, кожаные изделия на 20%, продовольственная корзина примерно на 15%, и т. д. Кыргызы не перестанут покупать китайскую, турецкую, европейскую одежду, мебель и кожу, но круг потребителей резко ограничится. Заметнее всего рост цен скажется на новых и подержанных автомобилях. Около 90% завозимых в страну автомобилей импортируется из стран Европы и ОАЭ. Так, наиболее популярные автомобили в Республике, с момента выпуска которых прошло более пяти лет, с рабочим объемом двигателя более 1800 куб. см, но не более 2300 куб. см, будут облагаться пошлиной 4 евро за куб. см, при существующем 1 долл. США за куб. см. Пошлина на подержанные автомобили практически будет превышать их цену.
 
При этом  цены на российские товары не упадут. Таким образом, изменения тарифов приведут к росту инфляции. К этому надо добавить повышение монополистами тарифов на электроэнергию, бензин, транспорт, тепло и т. д. Что сейчас и происходит. Все это ведет к снижению уровня жизни населения, то есть росту бедности. 
 
– Как Вы думаете, может ли Кыргызстан вступить в Таможенный союз в ближайшем будущем? Как быть с ВТО?

– Думаю, вряд ли. В отличие от стран ТС, Кыргызстан с 1998 г. является членом ВТО. В процессе присоединения к ВТО он принял на себя обязательство по снижению и связыванию тарифных ставок под оговоренный средний уровень в 5,1%, согласился на нулевые пошлины в таких важных секторах, как авиационная техника, информационные технологии, а также принял все требования членов ВТО в сфере охраны интеллектуальной собственности, стандартов и технического регулирования, средств торговой защиты, лицензирования импорта. По Соглашению ВТО по сельскому хозяйству наша страна имеет определенные обязательства относительно господдержки своего АПК и доступа на рынок сельскохозяйственных и продовольственных товаров. Адаптация национального законодательства к соглашениям ВТО завершена.

Общеизвестно, что переговорная позиция России по присоединению к этой организации в значительной мере, а по некоторым вопросам – принципиально отличается от взятых Кыргызстаном обязательств. Понятно, что в рамках ТС, единой таможенной территории страны-участники не могут иметь различные обязательства перед ВТО. Таким образом, проблема теоретически может быть урегулирована двумя путями: либо принятием странами ТС тех же обязательств, которые взял на себя Кыргызстан, либо – изменением Кыргызстаном своих обязательств перед ВТО согласно требованиям ТС.

Очевидно, что оба пути маловероятны. Специалисты фонда «Проект будущего» отмечают, что даже если бы Кыргызстан начал переговоры с членами ВТО относительно корректировки своих обязательств перед ВТО и поднятия тарифных ставок с 5,1 до 10,6% принятых в ТС, возникла бы проблема компенсации этих изменений членам этого мирового торгового клуба в размере не менее 1 млрд долл. США. У Кыргызстана таких денег на компенсацию нет, и вопрос, захотят ли страны ТС заплатить эту сумму за вступление Республики в ТС, относится к области политики, где трудно прогнозировать. Выбор перед Кыргызстаном – или ТС или ВТО – не стоит.

This article is published under
30 May 2010
Мурад Н. Наджафбейли и Эмин Теймуров Внешнеторговая политика призвана, среди прочего, создавать условия для максимально свободного развития торговли и конкуренции. Она также способствует укреплению...
Share: 
30 May 2010
В Нью-Йорке 15–17 мая 2010 г. состоялся первый подготовительный комитет к Конференции Организации Объединенных Наций по устойчивому развитию, которая, в соответствии с решением Генеральной Ассамблеи...
Share: