Эксперты отмечают рост рисков для привлечения инвестиций в страны Центральной Азии

3 March 2015

Во всех странах Центральной Азии возрастают риски для привлечения прямых иностранных инвестиций. Об этом говорится в докладе «Оценка политических рисков для зарубежных инвесторов в странах Центральной Азии», подготовленном коммуникационным холдингом Minchenko Consulting.

В докладе указывается, что в итоговом рейтинге за 2014 г. страны оцениваются по пяти ключевым макрофакторам: внутренние риски устойчивости режима; внешние риски устойчивости режима; риски развития ведущей отрасли или отраслей экономики страны; степень либеральности законодательства для инвесторов; прозрачность и устойчивость правил игры для инвесторов.

Наиболее благоприятной страной для иностранных инвестиций в Центральной Aзии является Казахстан, за ним в порядке убывания привлекательности следуют Туркменистан, Узбекистан, Кыргызстан и Таджикистан. В такой же последовательности страны стояли и в прошлогоднем рейтинге холдинга. Однако за прошедший год риски для внешних инвесторов возросли за счет геополитической турбулентности и неблагоприятной конъюнктуры на внешних сырьевых рынках: регион оказался косвенно затронут войной санкций между Россией и Западом, началось падение цен на сырье, представляет опасность и экспансия террористической группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ).

При оценке степени либеральности законодательства стран Центральной Азии для инвесторов, авторы доклада пришли к выводу, что показатели остались неизменными по сравнению с 2013 годом. Новеллы законодательства, имевшие место в Казахстане и Узбекистане, пока что не повлекли за собой заметных изменений.

Описывая риски развития ведущих отраслей стран Центральной Азии, авторы подчеркивают, что во всех центральноазиатских экономиках сохраняется отчетливо сырьевой или, при отсутствии перспективного экспортного природного сырья, даже аграрный характер. Попытки индустриализации в Узбекистане, Казахстане и Туркменистане пока не привели к серьезному изменению структуры экономики.

Риски вложений в Казахстан несколько возросли за счет следующих факторов: падения цен на металлы; падения цен на энергоносители на мировых рынках; ожидания девальвации тенге, что привело к снижению кредитования реального сектора; небольшого снижения уровня добычи нефти; украинского политического кризиса, который резко ухудшил отношения Запада и ближайшего союзника Казахстана – России, а также экономического спада в странах-партнерах по евразийской интеграции.

Для Туркменистана позитивным являются относительно низкие внутренние и внешние риски и значительные природные ресурсы. К негативным факторам авторы доклада относят риски развития газовой отрасли в контексте усиления ориентации на Пекин и сокращения закупок газа Москвой и Тегераном, непрозрачность и неустойчивость правоприменительной практики, непрозрачность данных по запасам газа и нефти, а также по наличию разведанных месторождений.

Узбекистан характеризуется как страна со средним уровнем внешних и внутренних рисков при средней ресурсообеспеченности. Снижение поступлений от трудовых мигрантов в России, уменьшение добычи природного газа при одновременном увеличении экспорта и сокращении внутреннего потребления, а также падение курса национальной валюты плохо сказываются на экономике страны.

Исследователи отметили, что Кыргызстан несколько стабилизировал свое положение ввиду перспектив развития инфраструктуры за счет КНР, новых кредитов и грантов от России и Казахстана, прогресса по сближению с Евразийским экономическим союзом, а также благодаря развитию энергоэкспортного проекта CASA-1000. Тем не менее, в Кыргызстане сохраняется высокий уровень внутренних и внешних рисков на фоне низкой ресурсообеспеченности.

«Положительный эффект от наличия либерального законодательства в области ведения бизнеса нейтрализуется неустойчивостью “правил игры” и политизацией бизнес-конфликтов. Спор вокруг золоторудного месторождения Кумтор не только затянулся, но и усложнился дополнительными тяжбами. Спада напряжения вокруг прав собственности на ключевой национальный актив не следует ждать вплоть до окончания парламентских выборов 2015 года», – прогнозируют эксперты.

В Таджикистане низкая ресурсообеспеченность, заданная конфликтом с Узбекистаном из-за водных ресурсов, в 2014 г. была несколько уравновешена продвижением проекта CASA-1000 вопреки противодействию Ташкента. Тем не менее, для страны характерен наиболее высокий уровень внутренних и внешних рисков в регионе. Экономический спад в России вызвал сокращение денежных переводов таджикских мигрантов и потенциально чреват повышением уровня безработицы, а возможно и дестабилизацией политической ситуации. Из всех стран постсоветской Центральной Азии Таджикистан наиболее уязвим как к сценарию афганской дестабилизации, так и к попаданию в экономическую зависимость от Китая, что сохраняет для страны крайне высокие внешние риски.

Авторы доклада отмечают незначительный рост рисков к началу 2015 г., но общую тенденцию считают неблагоприятной. Государствам региона необходимо выработать собственную антикризисную политику для предотвращения оттока инвестиций и стабилизации экономической ситуации, говорится в докладе.

 

Источники: Коммуникационный холдинг «Минченко Колстантинг», доклад «Оценка политических рисков для зарубежных инвесторов в странах Центральной Азии», 25 февраля 2015 г.

2 March 2015
С целью развития сельского хозяйства и сохранения населения в сельской местности Правительство Грузии запустило программу агрострахования, а также двухлетний проект «Внедри будущее». Программа...
Share: 
3 March 2015
Расширение межгосударственного сотрудничества в политической, торгово-экономической, энергетической и других областях стало предметом туркмено-грузинских консультаций, которые прошли 25 февраля 2015...
Share: