Динамика социально-политической модернизации Молдовы в контексте «Восточного партнерства»

25 November 2018

В середине 2010-х гг. Республика Молдова столкнулась с целым рядом новых вызовов и рисков, которые ставят перед молдавскими властями и обществом новые задачи и требуют новых подходов в решении существующих проблем. Позволило ли участие в «Восточном партнерстве» достичь ожидаемых социально-экономических эффектов?

Для Республики Молдова с 1994 г. европейская интеграция становится приоритетной стратегической це­лью внешней и внутренней политики, которая была закреплена в Концепции внешней политики от 1995 г. и остается таковой во всех последующих доку­ментах, затрагивающих внешнеполитический вектор развития страны. Процесс европейской интеграции стал неотъемлемой частью демократического транзита. Этот период после 1991 г. характеризовался ростом националистических настроений в обществе, отсутствием зрелых представителей политической элиты, способной адекватно действовать в кризисных ситуациях, вооруженным противостоянием на Днестре. С другой стороны, были заложены основы независимой молдавской государственности, провозглашен переход к рыночной экономике, многопартийной системе, началось становление активного гражданского общества. Можно сказать, что этот переход, который был достаточно сложным и противоречивым, был практически завершен к середине 2010-х годов.

Сложность современного этапа развития Молдовы состоит в том, что полученный опыт работы натолкнулся на смену поколений и накопление взаимных претензий и упреков. С одной стороны, жители Республики Молдова недовольны поверхностной поддержкой международных структур преобразований в стране, которые так и не привели к присоединению к Европейскому союзу по примеру прибалтийских стран, Румынии и Болгарии. С другой стороны, европейские и другие международные представители все чаще высказывают свои претензии к слабой политической воле молдавских деятелей и низкой активности молдавских граждан. Сложность взаимоотношений между ЕС и Молдовой были не раз рассмотрены на примере опыта проекта «Восточное партнерство».[1]

Вопросы расширения процесса европейской интеграции для Республики Молдова

Европейский союз к 2008 г. дошел до определенного предела своего возможного расширения на востоке европейского континента. Дальнейшее расширение грозило разбалансировать всю систему европейских договоров и создать центрические союзы внутри самого Европейского союза. Среди европейских чиновников и лидеров ведущих европейских экономик сформировалось понимание, что для тех стран, которые в силу исторических обстоятельств не могут войти в состав Европейского союза, должен быть разработан специальный механизм эффективного взаимодействия. Это является необходимым прежде всего для самих стран-членов Европейского cоюза, так как становится очевидным, что последовательное расширение границ и включение новых стран в единую европейскую политическую, экономическую и военную систему поставило ЕС перед лицом новых вызовов. Экономически нестабильные и политически неустойчивые по сравнению со странами развитой демократии восточно-европейские государства являют собой слабо предсказуемых партнеров.

Инициатива «Восточного партнерства», выдвинутая Польшей и Швецией в 2008 г., должна была стать символом дальнейшего движения западной части постсоветского пространства (Южный Кавказ, Украина, Беларусь, Молдова) в направлении «европейского выбора». Тем не менее, широкий инструментарий европейской поддержки оказывает положительный эффект на взаимодействие противоборствующих сторон, улучшая прежде всего имидж Республики Молдова как современной демократической страны. Все эти страны, в разной степени осуществляющие политические, социальные и экономические реформы, заявили о своем желании приблизиться к ЕС. Это означало новые соглашения об ассоциации, включая соглашения об углубленной и всеобъемлющей свободной торговле с теми странами, которые готовы и способны к более глубокому взаимодействию и постепенной интеграции в экономику ЕС. Это также позволило легче путешествовать по странам ЕС благодаря постепенной либерализации визового режима, сопровождаемой мерами по борьбе с незаконной иммиграцией.

Идея европейской интеграции находит значительную поддержку среди жителей Молдовы. В то же время большая часть молдавских граждан выступает за выстраивание дружественного сотрудничества с Россией. Европейский союз и Россию называют самыми главными и влиятельными партнерами Молдовы. В силу сложившейся политической и геополитической конъюнктуры молдавское общество в своих предпочтениях разделено между ЕС и Евразийским экономическим союзом, хотя в сущности такого разделения не существует. Даже если отношение жителей Республики Молдова порой перевешивает в одну или в другую сторону, данный факт не отрицает значимости обоих интеграционных проектов в целом для молдавского общества.

Инициатива «Восточного партнерства» в этом контексте была призвана обеспечить устойчивость модернизационных процессов с помощью комплексного подхода к социально-культурной, политической, экономической и цивилизационной идентификации на каждом уровне проживания: локальном, районном, региональном и в целом на республиканском уровне. Одним из важных инструментов такого влияния стало Соглашение об ассоциации  Европейский союз – Республика Молдова, подписанное в 2014 году. Дальнейшее развитие и модернизация Молдовы будут зависеть от внедрения положений данного Соглашения. 

Активизация отношений Молдовы с Евросоюзом в рамках «Восточного партнерства»

Углубление взаимодействия Молдовы и Европейского союза внесли изменения в отношения между государством и гражданским обществом, положив начало партнерской модели взаимодействия между ними. Правительство Молдовы институционализировало отношения с гражданским обществом путем создания Национального совета по участию (НСУ). Совет был создан при Правительстве в качестве консультативного органа для обеспечения участия гражданского общества и частного сектора в процессе разработки политики, принятия общественных политических решений, отвечающих интересам общества, внедрения и мониторинга этих мер. На определенную динамику в деятельности НСУ указывают следующие цифры:

- с 2011 г. деятельность законодательного органа стала более прозрачной, что было обусловлено трансляцией пленарных заседаний в прямом эфире;

- с 2010 г. возросло количество правительственных мер, которые обсуждались с неправительственными организациями на стадии разработки: если в 2009 г. всего 38% принятых кабинетом министров решений обсуждались с неправительственными организациями, то в 2010 г. это число выросло до 83%, а в 2011 г. этот показатель составил 84%.[2]

Однако обилие программ по содействию Республике Молдова в преодолении внутренних проблем отнюдь не сняло вопросы по обеспечению безопасности своих границ и существованию эффективной социально-политической системы в данном государстве. Ожидаемой стабильности такая политика не принесла, что обусловлено рядом факторов.

Прежде всего, европейские чиновники в качестве партнеров в восточно-европейских странах выбрали те политические силы внутри страны, в риторике которых присутствовала антироссийская тематика. И хотя сами представители ЕС редко позволяют себе резкие суждения в отношении России, финансовая и медийная поддержка сил, настроенных против влияния России в постсоветских странах, способствует формированию у «Восточного партнерства» образа антироссийской политики. В вопросах безопасности, которые являются одним из наиболее важных приоритетов Правительства Республики Молдова в вопросах европейской интеграции, зачастую предпринимаются действия способствующие росту напряженности, нежели созданию условий для мирного разрешения существующих противоречий.

Следующим фактором низкой эффективности «Восточного партнерства» является  использование абстрактной риторики и дипломатических формулировок, которые зачастую бессодержательны и непонятны основной массе населения. Это приводит к тому, что после всплеска общественного интереса к «европейским ценностям» и повышения ожиданий от процесса европейской интеграции наступило общее разочарование от неоправданных ожиданий и радикализация общественных настроений.

И, пожалуй, ключевым фактором, тормозящим эффективность программы, является почти полное отсутствие  прямых иностранных инвестиций со стороны ведущих европейских экономик,[3] что в итоге приводит к нехарактерным структурным изменениям молдавской экономики в области производства и экспорта товаров. Данный показатель особенно важен для понимания того, насколько серьезны намерения европейских чиновников и управленцев по отношению к своим партнерам на Востоке. Приток инвестиций, как известно, возможен при наличии понятных законодательных механизмов в области обеспечения прав собственности, разрешения споров, налогообложения и т.д. Однако отсутствие внятной постановки данных задач с определенными сроками и ожидаемыми результатами не способствуют формированию эффективного практического взаимодействия между ЕС и, в частности, Республикой Молдова.

Торгово-экономические перспективы

Что касается положения дел в самой Республике Молдова по отношению к «Восточному партнерству», то с течением времени ситуация скорее становится более напряженной, нежели приводит к разрешению существующих противоречий, несмотря на оптимистичные заявления представителей молдавских властей. Поэтому у Молдовы есть два пути дальнейшего социально-экономического развития.

Один путь – это эволюционный, направленный, как и прежде, на продолжение постепенных и традиционных преобразований, продуцирующий в лучшем случае сравнительно невысокие темпы роста на уровне 4–5% в год и не меняющий структуру экономики. Этот путь будет обеспечивать весьма скромный уровень и качество жизни большинства граждан и, как следствие, постоянно провоцировать отток рабочей силы за пределы страны. Движение по этому пути будет увеличивать разрыв между Молдовой и более развитыми странами по уровню экономического и технологического развития, и «держать» национальную экономику в большой зависимости от внешнего финансирования.

Другой путь – это осуществление экономического прорыва посредством существенного повышения темпов роста, проведения новой индустриализации и изменения структуры экономики за счет мобилизации всех источников инвестиций. Это обеспечит заметное повышение уровня жизни населения, увеличит производительность труда и занятость и запустит механизмы возврата в страну трудовых мигрантов. Только движение по этому пути способно привести к сокращению разрыва между Молдовой и более развитыми странами по уровню экономического и технологического развития, сформировать адекватный потенциал конкурентоспособности национальной экономики и расширить базу развития.

В 2015 г. объемы производства ВВП  были на 33% меньше, чем в 1989 г., промышленной продукции – на 39%, сельскохозяйственной – на 50%, инвестиций – на 79%.

Основные итоги экономического развития в 1990–2015 гг.

 

Сравнение показателей 2015 г.  с результатами 1989 г., %

Валовой внутренний продукт

67,2

Продукция промышленности

60,9

Продукция сельского хозяйства

50,3

Инвестиции в основной капитал

20,8

 

Социальные результаты оказались не лучше экономических итогов. В течение всего периода подъема экономики происходило сокращение рабочих мест и занятости. Каждый 1% роста ВВП сопровождался снижением численности работающих на 0,2%. При этом спрос на рабочие места возрастал, поскольку увеличивалась численность лиц трудоспособного возраста. В целом с 1993 г. по 2015 г. численность занятых в экономике сократилась на 484 тыс. человек, или почти на 30%, в том числе численность работающих по найму – на 562 тыс. человек, или на 42%. Напряжение на рынке труда «снималось» массовой трудовой миграцией  за пределы страны – практически каждый 3-й житель страны трудоспособного возраста выехал на заработки за рубеж.

Известный в молдавской неправительственной сфере экономический эксперт В. Прохницки считает, что одним из ключевых приоритетов Молдовы в среднесрочной перспективе является экономическое развитие и модернизация, которые позволят выйти из порочного круга бедности, обеспечат реинтеграцию страны и откроют возможность выгодного участия Молдовы в глобальных потоках капиталов, идей и технологий.

Тем не менее, заверения советника не подкреплены реальными экономическими показателями. По утверждениям ряда молдавских экономических экспертов, продвижение европейской интеграции в Республике Молдова носит скорее имитационный характер, что отрицательно сказывается как на перспективах экономического развития, так и в целом на успешности заявленных демократических преобразований. Немаловажную роль здесь играют недостаточная конкурентоспособность молдавских товаров, а также нетарифные барьеры в торговле со странами ЕС (европейские стандарты качества, санитарные и иные нормы). Поэтому при постоянном увеличении ряда выделенных квот на поставку определенных товаров не все квоты могут использоваться и используются молдавскими экспортерами полностью. Такая ситуация явно не способствует притоку иностранных, в первую очередь европейских инвестиций, а ведь инвестиционные потребности национальной экономики огромны. Так,  более 4 млрд долл. США необходимы для восстановления и строительства автомобильных дорог, более 2 млрд долл. США – для модернизации энергетического сектора. Потребность в инвестициях только двух секторов экономики (энергетического и транспортного) в 3 раза больше, чем доходы годового государственного бюджета страны.[4]

Со своей стороны молдавские власти осознают, что решение существующих проблем по европейским рекомендациям сталкивается с такими серьезными барьерами, как слабость государственных институтов власти, противоречивость законодательных норм и коррумпированность целых отраслей государственного управления. Ключевые посты, которые призваны продвигать транспарентность и непредвзятость функционирования государственных институтов, занимают люди, непривыкшие к гражданскому контролю и позволяющие себе противоправные действия, используя свое служебное положение.

На фоне приведенных фактов становится очевидным, что процесс европейской интеграции посредством «Восточного партнерства» является растянутым на неограниченно долгое время, что демонстрирует намерение европейских чиновников держать постсоветские страны, к числу которых относится и Республика Молдова, в определенных рамках, не предусматривающих непосредственное вхождение в состав Европейского союза. Расхождение между декларируемыми и реальными целями политики Европейского союза в данном регионе создает предпосылки для поддержки конкурирующего проекта – Евразийского экономического союза.

Таким образом, наблюдаемый демографический переход, политическая нестабильность, экономический кризис, высокий уровень коррупции в своей совокупности демонстрируют, что расширение процесса европейской интеграции не означает автоматического решения существующих проблем. Программа «Восточного партнерства» не дала ожидаемых интеграционных эффектов ни молдавскому обществу, ни европейским чиновникам.  Для того чтобы эффективно решать стоящие перед страной и обществом социально-экономические проблемы и способствовать модернизации Республики Молдова, необходима разработка новой программы развития страны в средне- и долгосрочной перспективе.

 

Николай Цвятков – доктор политологии, доцент-исследователь, Молдова, Кишинёв

 

Источники:

  1. Цвятков Н., Гражданское общество Республики Молдова: социальные и политические аспекты развития. Кишинев: Intellect Group, 2017 (Tipogr. «Aberton Prim»). 322 p.
  2. Цвятков Н., «Восточное партнерство»: между идеальным и реальным в практической политике Европейского союза и Республики Молдова». În: «Восточное партнерство: Цели – опыт – вызовы», Polonia, Krakow: “KSIĘGARNIA AKADEMICKA”, 2013, p. 157-165
  3. Киструга И., Феномен «экономического империализма» в контексте европейской интеграции. В: «Восточное партнерство. Цели–опыт–вызовы. Анализ процесса имплементации в государствах, охваченных программой». / Под редакцией Байор П. – Краков: Księgarnia Akademicka, 2013, 438 с.
  4. Будурина-Горячий К. Участие неправительственных организаций в Форумах гражданского общества Восточного партнерства. В: «Восточное партнерство: Цели – опыт – вызовы», Krakow: “KSIĘGARNIA AKADEMICKA”, 2013.
  5. Светличный Р. Государство и гражданское общество в Республике Молдова: дефицит диалога. In: Georgia and Moldova: Experience of Building Democratic State. International Scientific Conference. 26 February. Tbilisi, 2016. с.81-89.
  6. Пойсик М., 2009-2012 годы – испытание реформами (статьи и очерки). Кишинев, 2012, 236 с.
  7. Горелова Е., «Вектор счастья», (извлечен 26 августа 2013 г.).



[1] Цвятков Н., «Восточное партнерство»: между идеальным и реальным в практической политике Европейского союза и Республики Молдова». În: «Восточное партнерство: Цели – опыт – вызовы», Polonia, Krakow: “KSIĘGARNIA AKADEMICKA”, 2013, p. 157-165.

[2] Светличный Р. Государство и гражданское общество в Республике Молдова: дефицит диалога. In: Georgia and Moldova: Experience of Building Democratic State. International Scientific Conference. Tbilisi, 2016. с.81-89.

[3] Пойсик М., 2009–2012 годы – испытание реформами (статьи и очерки). Кишинев, 2012, 236 с.

[4] Горелова Е., «Вектор счастья», (извлечен 26 августа 2013 г.).

This article is published under
25 November 2018
Подписание Соглашения об ассоциации и получение безвизового режима для краткосрочных поездок в ЕС – ключевые возможности сближения с ЕС, предлагаемые политикой «Восточного партнерства». Украина...
Share: 
25 November 2018
Следующий 2019 год станет юбилейным для «Восточного партнерства», которое начало функционировать в 2009 г. Поэтому текущий 2018 год важен для подведения итогов, выявления проблем и определения...
Share: